Теплоход Жан Жорес: легенда о мертвом корабле


      В середине января 2010 г крымские дайверы планируют в очередной раз посетить теплоход «Жан Жорес», покоящийся на морском дне вблизи Феодосии. Как сообщил «Феодосиякурорт-плюс» феодосийский акванавт Владислав Дядченко, погружение приурочено к 68-й годовщине героической гибели «Жана…» - теплохода, с которым связано множество легенд и миф о «скорой и неминуемой гибели Феодосии».

 
Апокалипсис районного масштаба…
    Давным-давно, в годы второй мировой войны, в черную осеннюю ночь у берегов Феодосийской бухты затонул корабль «Жан Жорес». Советский, а может быть, иностранный, а возможно и наш, но перешедший вместе со всей командой на сторону врага и потопленный собственной же авиацией. Что перевозил он, никто доподлинно не знает, но, скорее всего, на борту было какое-то новое сверхсекретное оружие. Не случайно колонна фургонов и бортовых грузовиков с тентами прибыла в порт под покровом темноты в сопровождении вооруженного конвоя. Внезапным ударом с воздуха корабль был потоплен. Умирая, он страшно выл, как раненый зверь: на борту самопроизвольно включилась сирена. После войны водолазы пытались осмотреть погибшее судно, да не удавалось им этого. Смельчаков поднимали из пучины мертвыми, без каких-либо следов насильственной смерти, но с выражением нечеловеческого ужаса на лице. После этого всякие попытки спасательных работ были прекращены. Еще в 1964 году в отлив страшные черные, заржавленные, обросшие водорослями и ракушками надстройки «корабля смерти» обнажались, наводя ужас на феодосийцев и приезжих, а потом перестали являться свету божьему. То ли засосал тяжелый корпус ил, то ли под днищем гидромониторами проделали искусственную пробоину, чтобы похоронить под водной толщей напоминание о неотвратимой угрозе. С тех пор и лежит пароход на песчаном дне, всего в нескольких десятках метров от набережной Десантников, где гуляют мамы с детишками, обнимаются влюбленные парочки, выставляют картины художники, не подозревающие о том, что совсем рядом, под лазурными водами, притаилась Смерть. Лежит и смотрит глазом-пробоиной на едящих, пьющих, гуляющих горожан. И лишь немногие - наделенные от бога особо чистой душой и ясным духовным зрением - в силах разглядеть сквозь водную толщу черный, напоминающий «Титаник» из фильма Камерона корпус. И когда список грехов 2500-летнего города будет переполнен, «Жан Жорес» взлетит на воздух. Повторится знаменитая Галифакская катастрофа, когда в годы Первой мировой взорвавшийся транспорт с боеприпасами по сути дела уничтожил большой канадский город…
    - Погружение на «Жан Жорес» планируем совершить 16 января – в день гибели судна, - говорит феодосийский дайвер Владислав Дядченко. – В 2006 году крымские дайверы установили на теплоходе памятник погибшим участникам керченско-феодосийского десанта вот мы и решили посмотреть в каком состоянии памятник и, если что, подновить его. Планируем также возложить венки к памятнику, а заодно наметить маршруты летних экскурсий с курортниками – любителями подводной охоты…
    Владислав занимается подводным плаванием более 20 лет. Много раз погружался на «Жан Жорес» и, вопреки легендам, всегда благополучно.
 
Героическая судьба труженика войны
    - Трудно сказать, откуда берутся страшные истории о теплоходе, - говорит Владислав Леонидович. - На самом деле судно длиной 112 метров затонуло 17 января 1942 г и находится на дне Феодосийского залива в 800 м от городской набережной и в 700 м от причала морского порта на глубине 17 м, частично погрузившись корпусом в илистый грунт, так что расстояние от верхней надстройки до поверхности воды не превышает 6 м. Мачты и дымовая труба давно срезаны спасателями. Несмотря на то, что «Жорес» обозначен специальным буем, несколько раз о него ударялись маневрирующие суда, в том числе сторожевой корабль. Вот почему на передней части надстройки «Жана…» имеется значительных размеров вмятина…
    Сам теплоход был построен в конце 1931 г и назван в честь Жана Жореса, руководителя Французской социалистической партии, в 1904 г. основавшего газету «Юманите», с 1920 г. ставшую центральным органом компартии Франции.
    Свой первый рейс судно совершило в Гамбург 28 января 1932 г., а в 1933-м доставило из Италии в СССР писателя Алексея Пешкова, более известного под литературным псевдонимом «Максим Горький».
    Теплоход принадлежал Черноморскому морскому пароходству и был занят преимущественно перевозками зерна из портов Украины и Крыма в Западную Европу.
    С началом Великой Отечественной войны «Жан Жорес», как и другие гражданские суда, стал служить делу обороны страны.
    В 1942 г. теплоход обеспечивал керченско-феодосийскую десантную операцию. Из-за угрозы налетов авиации противника погрузочно-разгрузочные работы в порту Феодосии производились в основном по ночам. В ночь с 15 на 16 января с «Жана Жореса» выгрузили 7 артиллерийских орудий, 6 цистерн с горючим, 4 грузовика и «несколько спецавтомашин». Их точное количество и предназначение в доступных источниках не указывается; в принципе, это могли быть любые нетранспортные автомобили - от установок залпового огня до дезинфекционных машин. В любом случае, вопреки мифу, на судно ничего не загружалось, а наоборот, сгружалось на берег, что естественно: шла десантная операция, а отнюдь не эвакуация; судя по всему, именно этим объясняется временная сдвижка гибели теплохода в мифологизированной версии сюжета о его гибели.
    Завершить разгрузку не успели. С приближением рассвета судно, опасаясь угрозы с воздуха, вышло в открытое море. С наступлением темноты оно легло на обратный курс. Отмечался штормовой ветер со стороны берега, столь характерный для Феодосийского побережья в осенне-зимний период. Шторм, а также отсутствие навигационных огней на берегу, вызванное потребностями светомаскировки, затрудняли маневрирование и «Жан Жорес» подорвался на магнитной мине. В результате взрыва судовая машина вышла из строя. Транспорт потерял ход. Экипаж грамотно боролся за живучесть судна. В течение двух часов оно оставалось на плаву. Затем командование, дабы не рисковать жизнью людей, отдало приказ об оставлении «Жана…», и он вскоре затонул.
    В послевоенное время судно не раз подвергалось обследованию водолазов. В составленных по его итогам документах говорится, что на борту теплохода обнаружены артиллерийские орудия (гаубицы 120-миллиметрового калибра) и патроны для винтовок. Что же касается снарядов, то о них сообщается: «Боезапас не обнаружен». 
Александр Чердак